Официальный сайт Всероссийского фестиваля авторской песни «Гринландия»
16+


Фотогалерея


Видео


Гимн


Как добраться


Инфо


Народное голосование

 

Дипломанты марта

 

Дипломанты марта

«Я люблю тебя, жизнь!» 2020-2021

 

Автор музыки
1. Острецова Любовь Победная Кировская обл., Малмыжский р-он, с.Калинино
2. Петренко Игорь Память Орловская обл., г.Орел


Автор слов и музыки
3. Глухов Владимир В окружении Смоленская обл., Смоленский район, п.АЗС
4. Игошин Виктор Любовь, война Ростовская обл., г.Ростов-на-Дону
5. Блинов Евгений Егорыч Москва


Дуэт, ансамбль, хор
6. Трио «СОШ №59 г.Макеевки» Донбасс за нами ДНР, г.Макеевка
7. Вокальный квартет «Вольный ветер» За Россию! Кировская обл., г.Кирово-Чепецк
8. Группа «ВС» Мой Таганрог Ростовская обл., г.Таганрог
9. Трио «Гармония» Память Ивановская обл., г.Кинешма


Исполнение песен из репертуара И. Кобзона
10. Бабчук Дмитрий Журавли Украина, Запорожская обл., г.Запорожье, пгт.Балабино
11. ВИА «Волна» Летят перелётные птицы г.Москва
12. Панов Сергей Весна 45го года Иркутская обл., г.Иркутск
13. Петухова Ольга Эхо войны Новосибирская обл., п.Мичуринский
14. Одинцов Владимир За того парня Кировская обл., Пижанский р-он, д.Павлово

 

Поэт
15. Кузнецов Михаил В поезде Краснодарский край , г.Сочи
16. Назарова Галина Баллада о голубом платье Кировская обл., Слободской р-он, г.Слободской
17. Бикмуллина Зарина Причастная Республика Татарстан, г.Казань
18. Плехов Владимир Поле российской расцветки Кировская обл., г.Киров
19. Сухарева Людмила Доноры Алтайский край, г.Барнаул
20. Чиркова Елена Не жалей нежных слов Кировская обл., Богородский р-он, с.Ошлань


Исполнитель
21. Ляховченко Дарья Молитва за Донбасс ЛНР, г.Луганск
22. Макарова Анастасия История Республика Крым, г.Керчь
23. Синицын Владислав Свадьба Тамбовская обл., Тамбов
24. Плетнёв Денис Я лечу над Россией Республика Адыгея, г.Майкоп


Молодежная мастерская
25. Группа «Sunrise» Моя страна Нижегородская обл., Дзержинск
26. Хор дирижерско-хорового отделения Курского музыкального колледжа-интерната слепых Свет Курская обл., г.Курск

 

 

 

 

 

1. Острецова Любовь Победная Кировская обл., Малмыжский р-он, с.Калинино

 

2. Петренко Игорь Память Орловская обл., г.Орел

 

3. Глухов Владимир В окружении Смоленская обл., Смоленский район, п.АЗС

 

4. Игошин Виктор Любовь, война Ростовская обл., г.Ростов-на-Дону

 

5. Блинов Евгений Егорыч Москва

 

6. Трио «СОШ №59 г.Макеевки» Донбасс за нами ДНР, г.Макеевка

 

7. Вокальный квартет «Вольный ветер» За Россию! Кировская обл., г.Кирово-Чепецк

 

8. Группа «ВС» Мой Таганрог Ростовская обл., г.Таганрог

 

9. Трио «Гармония» Память Ивановская обл., г.Кинешма

 

10. Бабчук Дмитрий Журавли Украина, Запорожская обл., г.Запорожье, пгт.Балабино

 

11. ВИА «Волна» Летят перелётные птицы г.Москва

 

12. Панов Сергей Весна 45го года Иркутская обл., г.Иркутск

 

13. Петухова Ольга Эхо войны Новосибирская обл., п.Мичуринский

 

14. Одинцов Владимир За того парня Кировская обл., Пижанский р-он, д.Павлово

 

15. Кузнецов Михаил В поезде Краснодарский край , г.Сочи
 

В поезде

 

Состав. Вагон. Плацкартный кубрик.

Тоскливый взгляд, унылый вид,

Лишь проводник, как новый рублик,

Блестит, и, походя, чудит.

 

Стучат колёса, чертыхаясь,

И люд, тоске в противовес,

То - ест, то –спит. Затем, читает.

А после: спит, читает, ест.

 

Проходят сутки в равновесьи,

Смиренно ехать – даже рад,

Но вдруг, в вагонные поместья

Влетает «пушечный снаряд».

 

«Снаряд» – скорее, фигурально.

А если попросту – мужик:

С гитарой, внешности сакральной,

Ни дать, ни взять – архистратиг.

 

Он на законное сел место,

Закинул сумку на верха,

Гитару, будто бы невесту,

Обнял почище жениха.

 

Сидел, молчал, сопел уныло,

Не зная чем себя занять,

Пока его не осенило -

Гитару из чехла достать.

 

Он подтянул немного струны,

На слух проверил:  «До», «Ре», «Ми»

И кубрик, словно, трюм у шхуны,

Забился праздными людьми.

 

Мужик - отъявленный ревнитель,

По струнам пальцами блуждал.

Импровизированный зритель

Нетерпеливо ожидал.

 

Скользнув глазами по народу,

Издав протяжный гулкий вздох,

Мужик заныл нам про невзгоды,

И, про в душе переполох.

 

Нагнал тоски, хоть стой, хоть падай,

Без малой толики труда.

Народ, пресытившись усладой,

Стал разбредаться кто куда.

 

Желанье слушать дальше – глохло!

Уж лучше спать, ядрёна вошь!

Тогда, спросил я ради хохмы:

« А «Мурку» сбацать не могёшь?!»

 

Мужик кивнул, как бы, ответив.

Сподобил «Мурку» - высший класс!

Затем, о лагерном клозете,

Пропел волнительный рассказ.

 

Затем – «Гоп-стоп», затем – про Нинку,

Про Колыму и самосвал,

И наконец, «завёл пластинку»,

За наш, «Владимирский централ».

 

Народ, чуть не сошёл с катушек,

И начал требовать играть,

Всё, вплоть, до матерных частушек:

«Ну, тут мне нечего сказать!»

 

Люд раскалился сковородкой,

Почуяв к празднику предлог.

Сосед, плеснув в стаканы водку,

Меня толкнул легонько в бок.

 

Раз повелось такое дело -
Взмахнула крыльями душа,

Пошла плясать, и загудела,

Как печь в избе у чуваша.

 

Лихой беды не совершилось,

И обошлось почти без жертв,

Но полвагона пассажиров

Сошлось в стихийном кураже.

 

- Давайте, братцы, за Победу! –

Махнул стаканом мой сосед, -

За то, что наши с вами деды

Сломали Гитлеру хребет!

 

За то, что мы живём привольно!

За то, что, слава Богу – Мир! -

Разнёсся запах алкоголя:

Из фляжки разливали спирт.

 

И вот, без всяких завитушек,

Чтоб эту тему застолбить,

Мужик, нашёлся спеть «Катюшу»,

А мы, все хором, подхватить.

 

Запели дружно: «Эх, дороги»,

«На безымянной высоте».

Пуститься в вальс стремились ноги,

Да как станцуешь в тесноте.

 

В патриотизме неподдельном

Мы тоже взяли бы рейхстаг,

Но стих давно огонь смертельный

Безумства яростных атак.

 

Мы разошлись, что хор кубанский,

И на восторженной волне

Запели песни о гражданской,

Почти мифической войне.

 

О Щорсе, командире славном,

Ипро штыки, что за рекой,

Да и вообще, о самом главном –

Отчизне многовековой. 

 

Мужик играл, чего ни спросишь,

Тем, заслужив большой респект –

Кулибин, в песенном вопросе,

За ним, хоть, составляй конспект.

 

Витала некая волшебность,

В единстве общем голосов,

И настоящая душевность

В созвучье альтов и басов.

 

Всем было вольно и просторно,

Но, как заметил правовед:

Согласно ведомственным нормам

Погашен был в вагоне свет.

 

- Всем - спать! Всем – тихо! Всем – по койкам! –

Возник некстати проводник.

Народ, доселе шибко бойкий,

От этой перспективы сник.

 

Хотелось звонов колокольных,

Но есть, кому за нас решать!

И пассажиры недовольно

Пошли укладываться спать.

 

Наутро возвратилась чинность.

Мужик – сказали, что сошёл,

И для веселия причины

Никто уж больше не нашёл.

 

Сосед мой, чуточку блаженный

Вздыхал, что нету мужика,

И у него,всенепременно,

Тянулась к стопочке рука.
 

 

16. Назарова Галина Баллада о голубом платье Кировская обл., Слободской р-он, г.Слободской
 

БАЛЛАДА  О  ГОЛУБОМ  ПЛАТЬЕ

Воинам-афганцам посвящается

 

Южный ветер ломает лёд,

Южный ветер тревожит души…

Он вернётся, слышишь, придёт,

Он же Родине нашей служит!

 

Ты дождёшься его, поверь,

Озорная, как март, девчонка,

Ведь уже на дворе апрель,

И капели смеются звонко!

 

Ну, а в мае наденешь ты

Голубое, как небо, платье –

Это платье из той мечты,

Где он ловит тебя в объятья!

 

Май прошёл, июнь промелькнул…

На ветру полиняло платье…

Август дождиком зачеркнул

Все надежды на те объятья.

 

Побелели цветов тона,

Снова бьётся зима седая…

Ты стоишь у окна одна,

Чуда всё-таки ожидая.

 

Ты не веришь бумажке той,

Что принёс военком без спроса:

Что, мол, без вести, что герой,

Обращайтесь, если вопросы.

 

Ты стоишь у окна без слёз…

Тихо вёсны сменяют зимы…

Неужели одна всерьёз?

Верить в это невыносимо!

 

Но душа продолжает ждать,

Пусть в глазах огоньки потухли,

И над чёлкой седая прядь;

Женихов распугали слухи…

Но однажды в немую дверь

Военком постучался снова:

«Был в плену, не здоров теперь,

Забирай, если ждёшь такого».

 

Уплыла земля из-под ног,

Помутилось на миг сознанье,

Лишь на миг, голос тих и строг:

«Как добраться без опозданья?»

 

Военком уж давно не юн,

Повидал на веку немало:

«Слушай, дочка, а вдруг ему

Руки, ноги поотрывало?

 

У тебя впереди вся жизнь,

Ну, зачем же тебе калека?

Ты вокруг себя оглянись:

Встретишь доброго человека».

 

Посмотрела – сразила враз,

А сама уже на пороге.

 - «На вокзал? Довезу сейчас

И… счастливой тебе дороги!»

 

Уж не помнит, как добралась,

Лишь одно в голове звучало

Под вагонный стук: « Дож-да-лась!»

Остальное не в счёт, пожалуй.

 

Госпитальной палаты тишь,

Белизна потолков и окон…

 - «Это я, что же ты молчишь?»

Ничего ответить не мог он.

 

Ничего не помнит, не ждёт,

Никого не любит, не знает.

И зачем на свете живёт,

Кто он, что он – не понимает.

 

А глаза холодны, как лёд,

Ни улыбки в них, ни привета;

Ожидала без рук, без ног,

Оказалось: душа без света…

 

Побрела, не видя пути,

Опустились, как крылья, плечи…

А в ушах всё звучит: « Прости…»

Да вокруг незнакомый вечер.

 

Долго шла… Зачем и куда?

Дождик волосы тихо гладил…

Вдруг очнулась: «Что за беда?

Он живой! Значит, всё уладим!»

 

И назад в больничный покой

Ворвалась, словно дождь весенний,

И припала к нему: «Ты мой!

А прогонишь – я стану тенью!

 

Мы поедем с тобой домой –

В город детства, там всё случится!

Ты, родной, единственный мой,

Будем заново жить учиться!»

 

Видно, дрогнул на сердце лёд,

Встрепенулась душа спросонок,

И послушно солдат встаёт,

И идёт за ней, как ребёнок.

 

Вот и снова родной вокзал,

И дома, и знакомых лица;

Ничего солдат не узнал…

И, как прежде, душа в темнице.

 

Снова госпиталь – и врачи

Заключенье такое дали,

Что, мол, тут кричи–не кричи,

Мы поможем тебе едва ли.

 

Потекли года, как вода;

Всюду вместе они, и значит:

На двоих беда – не беда…

Лишь соседки порой судачат:

Ну, зачем, мол, такой мужик?

Как с дитём, с ним надо возиться…

Что с них взять? Без костей язык,

Не понять им, что счастье – птица!

 

Прилетит она, упорхнёт…

Удержать силком не пытайся;

Ну, а если из рук клюёт –

Значит, верою той спасайся!

 

И надежда уж тут как тут,

Знаем – вере она сестрица…

Услыхали, что, мол, не лгут:

Институт есть такой в столице,

 

Где наука идёт вперёд,

И светила там заправляют

И такие недуги вот

Досконально там изучают.

 

Только, видно, не всю беду

Им судьба ещё отвалила,

Знать, написано на роду:

Чем больнее, тем больше силы!

 

Так дороги сплелись хитро:

И, ведь, надо ж тому случиться –

Рядом цель, только взрыв в метро

Повстречал их в тот день в столице!

 

Взрыв отбросил его назад,

Где зияли рваные раны,

В то ущелье – афганский ад,

В преисподню и боль Афгана,

 

Где всю ночь тогда пролежал

Без сознанья, теряя силы…

Только друг его отыскал,

Словом, вытащил из могилы.

 

Вспомнил всё, словно страшный сон,

Помогает порой несчастье,

А очнувшись, увидел он

Голубое, как небо, платье!

 

Но какой-то странной зарёй

По нему растекалась ало

Кровь из раны живой струёй

И на каменный пол стекала…

 

Ни секунды не медля зря,

Пусть и ватными ноги стали,

Он понёс её с Алтаря,

А навстречу уже бежали…

 

Видно Бог – он всё-таки есть -

Помощь вовремя подоспела!

Операций было не счесть,

Но сильно молодое тело!

 

И сильна душа, где любовь

Ни границ, ни преград не знает,

Значит, счастье возможно вновь!

Вы не верите? Так бывает.

 

 

 

17. Бикмуллина Зарина Причастная Республика Татарстан, г.Казань
 

Причастная

я, стоящая на фотофинише века,

я, стоящая на вершине Маслоу,

я, стоящая между Спикой и Вегой,

не стоящая, впрочем, указанных выше слов,

 

я, не знавшая голода и бомбежек,

я, не вставшая в Бресте живым щитом,

я, не ставшая мылом, торшером из кожи,

не славшая писем в сгоревший отцовский дом,

 

я, не ходившая провожать эшелоны,

я, не укрывшая ленинградский ботсад,

я, не твердившая: пусть сейчас тяжело, но

за нами еще Москва, ни шагу назад,

 

я, не встававшая по сигналу сержанта,

я, не упавшая по сигналу сирен,

я, не шагавшая по чужим блиндажам до

тех дней, когда выдыхала весну сирень,

 

я, не залечившая шрамы на старой пашне,

я, не отпустившая – хоть и больней вдвойне,

я, не ощутившая, что поистине страшно,

не имею права писать стихи о войне.

 

Но я, одна из последних, даривших гвоздики,

благодаривших стандартно – за небо, за быт,

слушавших голос – старый, уставший и тихий,

не имею –

слышите! –

права о ней забыть.

 

 

 

18. Плехов Владимр Поле российской расцветки Кировская обл., г.Киров
 

Поле российской расцветки

 

Есть красивые в мире места,

Каждый в выборе жизненном волен,

Мне же нравится поле в цветах,

За деревней обычное поле.

 

Сколько раз убеждался подряд:

Нет его безмятежней и краше,

Все, куда простирается взгляд,

Преисполнено белых ромашек.

 

Словно море большое, живет,

Где колосья пшеницы - основой,

Где душой окунуться зовет

Глубина синевы васильковой.

 

Чуть в лесок, - то овраг, то угор,

На опушке березки, как знаки,

Бело-синий на поле узор,

А по краешку - красные маки.

 

Даль, туман у реки от воды,

Да пичуги заснули на ветке,

В полусвете полночной звезды

Дремлет поле российской расцветки.

 

 

 

19. Сухарева Людмила Доноры Алтайский край, г.Барнаул
 

Доноры

 

Над Площадью Солнца парит белокрылая замять,

Кружит, заглушая витражных картин разноцветье.

 

…Чем дальше война, тем всё чаще жестокая память

Уносит в кровавые, страшные дни лихолетья.

 

Концлагерь…

Мы, доноры крови на «фабрике смерти»,

В обманчивых снах подлетая к черте невозврата,

Как будто бы слышим:

– Мариночка…

– Настенька…

– Петя…

Последнее эхо.

Так мамы нас звали когда-то.

 

В далёкий, неведомый край безвозвратно уносим

Безоблачный мир, где так сладко мечтать и смеяться.

Нам с Варей – по десять,

Арише и Стёпе – по восемь,

Наташе, мне помнится, было неполных двенадцать.

 

У Краснобережского* лагеря яркие краски:

Цвет крови,

Цвет яблонь весенних,

Цвет огненных вспышек.

Вокруг – крысоловы из старой пугающей сказки.

И темень сарая.

И свет с наблюдательных вышек.

 

Я помню чудовищный голод и страх ожиданья,

Озноб от тревожных предчувствий, что жизнь – на излёте,

Сухих, обескровленных губ восковое молчанье,

Ведущую нас в кабинет незнакомую тётю.

 

Тяжёлое бремя – приняв роковое наследство,

Нести эту память по скользким дорогам столетий,

Мучительно грезить, как вновь в довоенное детство

Вернутся и сядут за парты счастливые дети.

 

Но парты притихшие  жертвенным пеплом покрыты –

Холодные годы безвременья канули в Лету.

 

…Я молча стою, положив на гранитные плиты

Живые цветы,

Мандарины,

Игрушки,

Конфеты.

 

* «Красный Берег» – в 1943-44 годах – детский донорско-пересыльный концлагерь в Белоруссии,

с 2007 года – мемориальный комплекс детям-жертвам Великой Отечественной войны

 

 

20. Чиркова Елена Не жалей нежных слов Кировская обл., Богородский р-он
 

Не жалей нежных слов

 

На душе тяжело, словно в клетку ее посадили,

И, накинув пальто, напрочь воздуха, света лишили.

 

Вновь страдает она, будто вольная гордая птица,

Та, что радости, счастья, свободы мечтает напиться.

 

Вот бы трудности все, все невзгоды, печали,

Как чужое пальто с этой клетки, упали!!!

 

Полегчает душе, и она возрождается снова,

А порой ей и надо одно только доброе слово.

 

Часто в дней суете мы о ласке, добре забываем,

Даже с близкими самыми грубыми все же бываем...

 

Не жалей нежных слов! Пусть любовь торжествует на свете!

Научись всех прощать так же искренне, смело, как дети.

 

 

 

21. Ляховченко Дарья Молитва ЛНР, г.Луганск

 

22. Макарова Анастасия История Республика Крым, г.Керчь

 

23. Синицын Владислав Свадьба Тамбовская обл., Тамбов

 

24. Плетнёв Денис Я лечу над Россией Республика Адыгея, г.Майкоп

 

25. Группа «Sunrise» Моя страна Нижегородская обл., Дзержинск

 

26. Хор дирижерско-хорового отделения Курского музыкального колледжа-интерната слепых Свет Курская обл., г.Курск

 

 

 

ЖюриОргкомитет

Терешкова В.В.

Хомчик Г.В.

Заварзин В.М.

Шаганов А.А.

Мищук В.Л.

Мищук В.Л.

Обухов Д.В.

Шадрин В.Л.

При поддержке Фонда Президентских грантов

 

Наши партнеры

 

Официальные партнеры

Информационные партнеры